Пресс-центр

Январь 14, 2021

«Татнефть» и налоги: сойдутся ли дороги у Наиля Маганова? Д.Донецкий для издания "kazanfirst"

Правительство России объявило об отмене ряда льгот для нефтяников и изменении налоговой нагрузки. KazanFirst обсудил с экспертами, почему в этой истории больше всех пострадает татарстанская компания и зачем ее совет директоров отказался от перехода на налог на дополнительный доход в 2021 году.

В конце 2020 года на пресс-конференции президент Татарстана Рустам Минниханов поделился тем, как республика относится к новшествам налоговой нагрузки на нефтяников.

- Налог на дополнительный доход (НДД) – это новая форма. Все, что было принято, было принято очень быстро. Я могу сказать, что нефтяная отрасль очень разная. Новые месторождения, с большими запасами и месторождения, которые эксплуатируются по 30-50 лет, - они разные. [Поэтому] единой системы налогообложения быть не может, - подчеркнул он. - Конечно, принятые решения мы не одобряем. История покажет, что они были ошибочными.

Изменения, о которых высказался президент, действительно сильно задевают главную нефтяную компанию республики. Можно сказать, что она стала заложницей льгот. KazanFirst обсудил налоговые новшества с экспертами, а также почему «Татнефть» пострадает больше других компаний.

Что за налоговый маневр?

В сентябре 2020 года правительство России пересмотрело налоговую нагрузку для нефтяников, причем не в лучшую сторону для последних. Министр финансов Антон Силуанов заявил, что некоторые льготы уже неэффективны – нет притока инвестиций. В результате было решено отменить льготы (субсидирование) по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортной пошлине для вязкой и сверхвязкой нефти. И здесь «Татнефть» попала под удар.

- Дело в том, что «Татнефть» пользовалась самыми большими налоговыми льготами из-за структуры месторождений. Так уж сложилось, что у компании велика доля высоковязкой нефти в добыче, а также большой процент зрелых месторождений. Новые налоговые инициативы правительства как раз направлены на отмену льгот по добыче сверхвязкой нефти и нефти на зрелых месторождениях, - говорит Дмитрий Донецкий, аналитик ИФК «Солид».

В качестве альтернативы правительство предложило перейти на НДД. Этот режим распространяется на четыре группы месторождений, в зависимости от его типа, расположения и количества запасов. Для некоторых допустим переход на НДД при выработке 80% (группа месторождений в Западной Сибири). Но в основном НДД применяется для новых месторождений, где степень выработки – до 5%, говорит аналитик ГК «Финам» Иван Семченков.

- Правительство явно дало понять, что в скором времени все месторождения будут переведены на НДД, но полный переход будет осуществлен только в ближайшие 3-5 лет, поскольку российский бюджет не справится с такой волатильностью в доходной части. Дефицит нужно будет покрывать, а в текущих реалиях это сделать сложно, хотя издержки на привлечение долга сильно сократились относительно 2019 года, но сильно раздувать внешний долг правительство не намерено, - добавил Семченков.


Отменой льгот по НДПИ и экспортной пошлине правительство восполняет бюджет, который сильно пострадал от пандемии. За три года в казну должны поступить 308,1 млрд рублей: в 2021 году – 96,8 млрд, в 2022-м – 104,7 млрд, в 2023-м – 106,5 млрд.

Вице-премьер России Юрий Борисов, который курирует топливно-энергетический комплекс, заявил, что правительство было вынуждено пойти на эти меры. Он отметил, что не до конца согласен с налоговыми изменениями, поскольку сейчас нужно поддерживать инвестиционную привлекательность компаний. Минниханов, к слову, здесь согласен.

- Конечно, мы теряем доходы. Самое главное, нефтяная промышленность теряет инвестиционные возможности, - отметил президент на пресс-конференции.

Акции «Татнефти» стали падать из-за новостей об отмене льгот, и это стало очередным ударом для нефтяной компании в 2020 году.

Борисов заметил, что от принятых изменений пострадают главным образом три компании. Первой он назвал именно «Татнефть». Тогда правительство решило немного смягчить удар. В октябре президент страны подписал обновленный закон по НДПИ и НДД. «Татнефти» и «Газпромнефти» дали возможность получить налоговый вычет по НДПИ в размере 36 млрд рублей, то есть по 12 млрд в год. Но и здесь не все так просто. Вычет могут предоставить, если цена российской нефти будет выше той, что заложена в бюджете. Например, на 2021 год заложена цена нефти Urals в размере $45,3 за баррель.

Почему «Татнефть» отказалась от перехода на НДД?

В конце октября 2020 года в одном из интервью первый заместитель генерального директора «Татнефти» Рустам Халитов сообщил, что компания может перевести 20 лицензионных участков на НДД. Но позднее она признала переход нецелесообразным. KazanFirst направил запрос «Татнефти» с просьбой прокомментировать данное решение, но ответа на момент публикации материала не поступило.

- Компания не комментировала отказ от НДД, поэтому наверняка сказать сложно. Это может быть продиктовано как экономической целесообразностью, так и попыткой получить более комфортные условия от Минфина, - считает Игорь Галактионов, эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций».

Здесь снова нужно вспомнить про федеральную казну. Правительство предложило в качестве альтернативы перейти на НДД, но и сам налог тоже изменило. И в какую сторону - понятно.

- На наш взгляд, переход является нецелесообразным. В расчете НДД учитываются убытки предыдущих лет не на 100%, как это было раньше, а на 50%. «Татнефть» разрабатывает многие сверхвязкие месторождения с 2006 года и понесла с тех пор крупные капитальные затраты. Таким образом, перенос 100% убытков для компании был выгоден. Однако при применении доли в 50% от убытков, понесенных ранее, не выгодно для компании, относительно суммы налога, уплачиваемого при налогообложении с помощью НДПИ, - объяснил Семченков.

«Татнефть» отказалась от перехода на НДД, и пока неясно, могут ли ее заставить изменить решение.

- Отмена льгот, помимо прочего, была одним из стимулов для перехода нефтяных компаний на НДД. Пока о принудительном переходе речи не было, но нельзя исключать новых изменений в налоговой политике в будущем, - говорит Галактионов.

Минниханов, комментируя решения правительства на той же предновогодней пресс-конференции, заметил, что НДД адаптирован под новые месторождения и не подходит «Татнефти». Но затем он изменил риторику.

- Наверное, надо было адаптировать, реформировать НДД, но в той форме, которая сегодня принята, это не совсем правильно. Я думаю, будет или форма НДД, которая подойдет, мы будем использовать или будут какие-то другие подходы. Процесс идет. Конечно, мы теряем доходы. Самое главное, нефтяная промышленность теряет инвестиционные возможности. Но, как говорится, не смертельно. Будем работать, находить общие интересы. Эти интересы общие. Углеводород – это достояние нашей страны, - добавил президент.

Вероятность того, что компания может изменить решение, ряд аналитиков считает хорошим знаком.

- «Татнефть» сначала отказалась от перехода на НДД, но затем президент все же допустил возможность перехода месторождений компании на этот режим налога, но только если он будет подходить по параметрам. Мы считаем позитивным тот факт, что «Татнефть» может изменить решение, поскольку таким образом она получит возможности для налогового вычета. Речь идет о Ромашкинском месторождении, - говорит Екатерина Крылова, управляющий эксперт Промсвязьбанка.

Какие потери может понести татарстанская компания?
Налоговые изменения по НДПИ и НДД вступили в силу с 1 января 2021 года. Чтобы понять, почему вся эта история для главной нефтяной компании республики негативна, пройдемся по цифрам. Льготы по НДПИ от добычи сверхвязкой нефти в 2019 году оценивались в 39 млрд рублей. А налоговый вычет в год составляет лишь 12 млрд.

- Реальные потери за 2021 год от уменьшения льгот сложно оценить. Если компания добудет столько же нефти, как и в 2019 году, и средняя цена на нефть будет такой же при соответствующей марже по чистой прибыли, то компания потеряет 27 млрд рублей. Это довольно существенно. Для примера, «Татнефть» в 2019 году заработала 192 млрд рублей чистой прибыли, за 2020 год Reuters оценивает ее в 128 млрд, а за 2021 год - в 164 млрд. Прибыль сократится более чем на пятую часть от уровней 2020 года. Однако прошлый год был очень сложным для нефтянки, поэтому, на наш взгляд, эффект от снижения льгот на чистую прибыль компании с 2021 года и далее будет примерно минус 10-15%, - говорит аналитик «Финама».

Аналитик «Солида» говорит, что если бы инициативы были введены в 2019 году, то «Татнефть» бы потеряла порядка 40 млрд рублей операционной прибыли с учетом новых поправок.

- Однако мы считаем, что менеджмент компании частично компенсирует лишение большей части льгот путем развития нефтеперерабатывающего подразделения и сокращения добычи сверхвязкой нефти. Так что потери могут быть и меньше. Другое следствие изменения налоговой нагрузки – это перераспределение инвестиций в пользу нефтехимии и нефтепереработки. Поэтому мы ждем развития компании в этом направлении, - подытожил Донецкий.

Источник

К списку статей