Пресс-центр

Апрель 12, 2019

Персональный брокер ИФК «‎Солид» Евгений Маришин для Banki.ru о том, как затянувшийся Brexit угрожает миру и российскому рублю

Прощаются, но не уходят

Как затянувшийся Brexit угрожает миру и российскому рублю?

Выход Великобритании из Евросоюза снова откладывается: в ночь со среды на четверг главы стран ЕС решили на экстренном саммите дать британцам очередную отсрочку — до 31 октября. Сделано это было в последний момент: официально Brexit должен был состояться 12 апреля, но страна оказалась к нему не готова. Почти за три года с момента исторического референдума Brexit превратился в аналог «Санта-Барбары», когда уже вроде пора заканчивать, зрители заскучали, но нет, вот вам новый поворот сюжета. Однако рано или поздно Великобритания все же выйдет из Евросоюза. Какой будет цена для мировой и европейской экономики? Brexit плох для российского рубля?

Сначала сделали, потом подумали
Для начала вспомним, с чего все начиналось. Великобритании потребовалось три заявки и 16 лет попыток, чтобы наконец вступить в Европейское экономическое сообщество (предшественник ЕС) в 1973 году, а уже в 1975-м в стране прошел первый референдум за выход из этой организации. «Движение и даже политические партии, ставящие во главу угла своей платформы независимость от Европейского союза, сначала не имели широкой поддержки в Британии, — говорит управляющий директор компании «Алго Капитал» Михаил Ханов. — Но после кризисов 2008 и 2014 годов их возросшее влияние и недовольство экономической ситуацией в целом позволили провести «судьбоносный» референдум июня 2016 года». Итогом референдума стала победа с минимальным перевесом (51,9% против 48,1%) сторонников Brexit — выхода Соединенного Королевства из ЕС.

«Сразу после того, как в Великобритании прошел референдум, на улицах Лондона у людей спрашивали мнение относительно происходящего, — рассказывает брокер инвестиционно-финансовой компании «Солид» Евгений Маришин. — Как выяснилось, большинство толком не понимало, что значит «выход». Людям нужны были перемены, они их получили. О последствиях не то что граждане, но, кажется, и сам парламент глубоко не задумывался».

Действительно, рекламная кампания Brexit 2016 года не упоминала о компенсации за выход в размере около 50 млрд долларов, потере доступа к единому рынку, дестабилизации ситуации в Северной Ирландии и так далее, перечисляет аналитик General Invest Татьяна Симонова.

И никто не ожидал моментальной и жесткой реакции со стороны фунта стерлингов и Евросоюза. «Характерна была реакция финансового рынка, мгновенно обесценившего национальную валюту на 10%, показывая, насколько в современных реалиях тяжело быть вне союза даже такой сильной экономике, как Великобритания, занимающая пятое место в мире по ВВП, — отмечает Михаил Ханов. — Со своей стороны, Евросоюз просто обязан показать всем своим членам последствия такого шага и проявить жесткость, предупреждая возможную цепную реакцию после выхода Британии».

Лондон уже платит
Страна уже платит за опрометчивое голосование своих граждан. Лондон был одной из мировых финансовых и экономических столиц мира, теперь же офисы крупнейших компаний переезжают на материк, страну покидают высокооплачиваемые специалисты, которые тратили зарплату в Великобритании, страдают целые отрасли — от недвижимости до общепита. В казну поступает меньше налогов.

«Дефицит счета текущих операций превышает 5%, есть проблемы и на долговом рынке. Количество иностранных инвесторов, покупающих британские бонды, на минимальном уровне за три последние года», — указывает вице-президент компании «Золотой монетный дом» Алексей Вязовский. «Brexit обходится Британии более чем в полмиллиарда фунтов в неделю, — говорит Евгений Маришин. — А ведь еще ничего не решено. Как долго Британия сможет это выдерживать — неизвестно».

Вряд ли два с небольшим года назад кто-то ожидал такого развития событий. Как и того, что новый премьер-министр страны Тереза Мэй больше двух лет потратит на выработку условий выхода из ЕС, но ее соглашение трижды отвергнут парламентарии. «Ситуация совершенно неопределенная, страна в глубочайшем политическом кризисе и не имеет на сегодняшний день институциональной политической воли, чтобы принять какое-то решение, — считает аналитик ФГ «Калита-Финанс» Дмитрий Голубовский. — Политическая система в ступоре».

«Отказ парламентариев получил не только вариант премьер-министра, но и все остальные варианты выхода, включая вариант Common Market 2.0, согласно которому Великобритания останется в экономической зоне ЕС и договорится с ЕС о временном таможенном союзе, вариант проведения общенационального референдума по любому достигнутому соглашению по Brexit, вариант постоянного таможенного союза с ЕС», — перечисляет Татьяна Симонова.

Да и сами граждане, все осознав, уже готовы изменить свое мнение. «20 февраля на сайте британского парламента начался сбор подписей за отмену Brexit, — рассказывает Евгений Маришин. — Собрано уже более шести миллионов подписей. При этом, чтобы документ был рассмотрен в парламенте, нужно всего 100 тысяч подписей. Подписи ставит тот же самый народ, который два года назад решил выйти. При этом британское правительство уже заявило, что отказываться от выхода из ЕС не намерено, поскольку оно «уважает результаты референдума-2016». Замкнутый круг».

Ужас без конца
Brexit должен был состояться в пятницу, 12 апреля. И то, что к этому моменту так и не были определены его условия, означало, что страна должна была выйти из ЕС безо всяких условий. Этот так называемый Brexit без сделки пугал своей неопределенностью и заставил Терезу Мэй, во-первых, пойти ва-банк, предложив сотрудничество своим политическим оппонентам, а во-вторых — обратиться к ЕС с просьбой дать очередную отсрочку, чтобы выработать спасительный план. И еще неделю назад большинство экспертов склонялись к тому, что отсрочки не будет.

«Затягивание процесса выхода Великобритании из состава ЕС создало атмосферу неопределенности для европейского бизнеса в целом», — говорит партнер Rebridge Capital Ольга Хрипченко. И хотя Brexit «без сделки» стал бы, по мнению Михаила Ханова, «кошмаром с фактически ежедневным ручным управлением тысячами различного масштаба кризисных ситуаций», это было бы лучшим сценарием в данной ситуации. «Как только любое решение будет принято и реализовано, стороны просто ситуативно будут вынуждены принять в кратчайшие сроки решения и по всем остальным вопросам», — объясняет Ханов.

Собственно, именно этого в Европе и испугались. «Решение о переносе на полгода, до 31 октября, даты выхода Великобритании из Евросоюза показывает страх европейских лидеров перед неконтролируемым разрывом отношений «без сделки», — комментирует Михаил Ханов. — Изнеженные европейские политики не привыкли работать в условиях аврала, когда каждый день пришлось бы прописывать насущные правила в новой парадигме отношений с северным соседом».

Показательны сроки переноса Brexit, о которых заявляли участники саммита. «Тереза Мэй просила об отсрочке до конца июня, прекрасно понимая, что с продолжением неопределенности вероятность политического кризиса в стране и вероятность ее отставки возрастают в геометрической прогрессии, — говорит Михаил Ханов. — Глава Европейского совета Дональд Туск, понимая, что вероятность найти за такой короткий срок удовлетворяющее всех решение равна нулю, настаивал на годовой отсрочке.

Но Эмманюэль Макрон, использующий любой политический шанс, чтобы укрепить позиции Франции в Новой объединенной Европе на фоне смены власти в Германии, настоял на более коротком переносе сроков, в шесть месяцев. Ведь в случае хаоса с выходом Британии Франция как одна из крупнейших экономик Европы получит свои экономические и финансовые бенефиты».

А что же получат все остальные? Что ожидает Великобританию, Европу, Россию и мир, когда (и если) Великобритания все же выйдет из ЕС?

Мир: опасность рецессии
«Сейчас Brexit рассматривается как вторая по значимости причина начала мировой рецессии, — говорит Евгений Маришин. — Первая причина — рецессия в Китае». О вероятности рецессии глобальной экономики предупреждает и Алексей Вязовский.

Неопределенности добавляет и текущая политика США.

«Очень сложно предсказать последствия глобальных торговых войн с учетом импульсивности нынешнего главы Белого дома и появлением на Европейском континенте двух сильных независимых игроков вместо одного, связанного, пусть и не полностью, обязательствами внутри экономического блока», — предполагает Михаил Ханов.

Великобритания: ирландская угроза
Среди экономических последствий самым очевидным и быстрым станет падение фунта стерлингов сразу же после выхода Великобритании из ЕС. «Мы уже наблюдали падение фунта к доллару более чем на 10% во время объявления результатов Brexit, — напоминает Ольга Хрипченко. — Предполагаю, что сразу же после выхода Великобритании произойдет аналогичное падение показателей».

«Почти наверняка будет меняться миграционное законодательство, но пока непонятно, как эти изменения затронут российских граждан, — указывает руководитель практики банкротства и финансовой реструктуризации юрфирмы «Ильяшев и партнеры» Дмитрий Константинов. — Последнее десятилетие миграционные правила в Великобритании только ужесточались, а теперь властям придется учитывать наличие громадного миграционного потока из уже чужой Европы. Если для граждан ЕС специальных правил принято не будет, то изменения в этой области могут оказаться самыми неожиданными».

Страну ждет еще большая регионализация, и возрастет риск, что с падением роли Лондона страна окажется в еще большей зависимости от США, считает главный стратег компании «Универ Капитал» Дмитрий Александров.

Но куда более серьезными окажутся политические последствия Brexit. И самым взрывоопасным — во всех смыслах — становится ирландский вопрос. Напомним, что IRA («Ирландская республиканская армия») прекратила свои активные боевые действия и теракты во многом благодаря вхождению в ЕС и Ирландии, и Великобритании. Проблема разделенной Ирландии потеряла свою остроту, когда де-факто исчезла граница между Северной Ирландией в составе Великобритании и государством Ирландия. Теперь же, после Brexit, эта граница появится вновь, что гарантированно создаст напряжение на острове.

«Политическая цена — раскол нации, проблема, которую, возможно, придется решать не одному поколению политиков», — предупреждает Татьяна Симонова. За этим, полагает эксперт, может последовать как вотум недоверия текущему правительству, так и досрочные выборы.

Евросоюз: полная неопределенность
Экономические последствия Brexit для Евросоюза оцениваются экспертами по-разному. С одной стороны, перенос офисов международных компаний на территорию континентальной Европы однозначно выгоден Евросоюзу. Особенно для финансового сектора. Но, с другой стороны, есть и вариант негативного развития событий.

«По подсчетам Промышленной ассоциации Германии BDI, Brexit «без сделки» замедлит рост ВВП Германии до 0,7% в 2019 году, — говорит Евгений Маришин. — Еще в начале апреля Европейский центробанк заявил, что сейчас Brexit является самым серьезным политическим риском для еврозоны. Член совета директоров ЕЦБ Клаас Кнот сообщил: «Рынки не рассчитывали на жесткий Brexit».

Под давлением окажется фунт стерлингов, но не только. «Brexit вызовет цепочку событий, которые отразятся не только на крупнейших экономиках еврозоны (Германия, Франция, Италия), но и, конечно, на всех странах, связанных с Великобританией и ЕС в целом, — продолжает Маришин. — Говорить о цифрах «последствий» сейчас нет смысла, поскольку все прогнозы будут пальцем в небо. В любом случае, процесс будет долгим, болезненным для всех и бесследно это не пройдет».

А что ждет Россию?

Россия: как всегда, страдает рубль
«Евросоюз является крупнейшим торговым партнером России, на него приходится 44% внешнеторгового оборота нашей страны, — обращает внимание Ольга Хрипченко. — Естественно, атмосфера неопределенности, подогреваемая сильными дезинтеграционными процессами, негативно скажется на долгосрочных перспективах торговли, а в моменте с уверенностью можно прогнозировать ощутимое падение курса рубля».

Ослабление российской валюты — это первая и практически неизбежная реакция рынков на Brexit. «На мировых финансовых рынках может начаться шторм, а это плохо и для нефтяных котировок, и для рубля», — говорит Алексей Вязовский. «Нестабильность на рынках всегда отражается оттоком ликвидности из рисковых активов, к которым, несомненно, относится российский рынок», — подтверждает глава люксембургского офиса консалтинговой компании KRK Group Никита Рябинин.

Есть шанс, что экономические последствия ограничатся этой временной турбулентностью на рынках. Согласно отчету Standard & Poors, Россия — одна из стран, наименее подверженных влиянию последствий Brexit. «По шкале от 0 до 100 (где 100 — наибольшее влияние) Россия получила, по итогам исследования S&P по целому ряду критериев, оценку 0,01 балла, — рассказывает Татьяна Симонова. — В 2016 году в некоторых газетах писали про возможные проблемы с «Северным потоком — 2», который сейчас продолжает успешно строиться, а также про ослабление фунта, которое невыгодно некоторым экспортерам, но все это вряд ли можно назвать существенным влиянием». «Из-за незначительности доли Великобритании во внешнеторговом обороте России, а также почти полного отсутствия производственных цепочек между двумя странами ухудшение ситуации в Великобритании слабо повлияет на российскую экономику», — уверен эксперт по фондовому рынку «БКС Брокер» Дмитрий Бабин.

Но возможен и другой сценарий. «Если постъевропейское движение Великобритании будет сопровождаться кризисными явлениями, в первую очередь это может затронуть такие страны, как Голландия и Кипр, которые, по некоторым оценкам, наиболее тесно связанны в экономическом плане с Лондоном, — говорит Бабин. — Одновременно эти государства являются одними из ведущих торговых и финансовых партнеров России в регионе. Поэтому развитие Brexit по самому негативному для Великобритании сценарию будет иметь вполне ощутимые торгово-экономические последствия для России».

Расходятся мнения экспертов и относительно того, как Brexit может повлиять на санкционную риторику. По мнению Рябинина, она может усилиться, а значит, усилится и негативное влияние на рубль и российский финансовый рынок. Однако, по мнению Михаила Ханова, ситуация может быть, наоборот, благоприятной для России. «Если произойдет жесткий выход «без сделки», то в ближайший год-два и Евросоюз, и Британия будут вынуждены сконцентрироваться на внутренних проблемах, тем самым, возможно, создавая предпосылки для отмены санкционного давления на Россию, — рассуждает эксперт. — К тому же в отсутствие жесткой позиции Соединенного Королевства появляется возможность выстроить более конструктивные отношения именно с Евросоюзом».

Схожей точки зрения придерживается и Дмитрий Голубовский. «Британия является в ЕС проводником жесткой американской политической линии по отношению к России, — объясняет эксперт. — Уход Британии, этого своенравного партнера, усиливает франко-германское ядро ЕС, которое более конструктивно настроено по отношению к стратегическому партнерству с Россией и позволит ЕС продвинуться в вопросах унификации регулирования финансового рынка, фискальной политики и ряде других важных вопросов».

«Если в Британии из-за Brexit будет вынуждено уйти в отставку правительство Терезы Мэй, то в Кремле в тот же день откроют шампанское, — считает Алексей Вязовский. — Внешнеполитические связи между нашими странами (дело Скрипалей и прочее) сейчас находятся на самом низком уровне за десятилетия. Российское правительство будет надеяться, что на смену правительству Терезы Мэй придет кто-то настроенный менее антироссийски и можно будет начать все с чистого листа».

Show must go on
Впрочем, даже сейчас не понятно, как и когда все закончится. «Затягивание процесса выхода Великобритании из ЕС сохраняет высокую внешнеполитическую неопределенность, негативно сказывающуюся на мировых рынках и европейском деловом климате», — говорит Дмитрий Бабин.

«Дальнейшее развитие событий целиком и полностью зависит от британских парламентариев, единства в позиции которых как не было, так и нет», — отмечает Михаил Ханов. Лондон будет продолжать использовать любые механизмы для затягивания процесса, считает Никита Рябинин. «На прошлой неделе Мэй призвала к переговорам лидера партии лейбористов Джереми Корбина, что, конечно, довольно запоздалый шаг, — комментирует Татьяна Симонова. — Переговоры с противоборствующей партией и, видимо, уступки и компромиссы — еще один результат, которого в начале пути не ожидали от принципиальных тори. Но на кону четвертое голосование по соглашению Мэй, и от его исхода зависит не только политическая судьба самой Терезы Мэй».

Чем дольше отсрочка, тем больше шанс повторного референдума о Brexit, считает Дмитрий Бабин. «Такая возможность есть, но, если британское правительство пойдет на такой шаг, это станет огромной потерей политического лица и катастрофой для консервативной партии», — уточняет Голубовский. Не исключен вариант, что за это время в стране могут выбрать и нового премьер-министра, полагает Евгений Маришин.

А может быть, Великобритания решит вообще никуда не уходить? Тем более что 23—26 мая в странах ЕС пройдут выборы в Европарламент. Уже заявлено, что до 31 октября Великобритания сохраняет все права и обязанности члена ЕС, то есть она должна будет принять участие в выборах депутатов на следующие пять лет. Что, конечно, выглядит странно, учитывая необходимость покинуть ЕС через пять месяцев после голосования.

Так что шоу продолжается.

Banki.ru

К списку статей